assucareira (assucareira) wrote,
assucareira
assucareira

Categories:

Невероятные приключения Л. и В. на конце света. Глава 11. Начало.

Глава 11, в которой Валдас и Лика попадают в сказку.

Все вымышлено. Начало и продолжение тут.


  • “До сих пор”... Что Карлуш хотел этим сказать, и почему так пристально смотрел, подчеркивая эту фразу? - размышляла вслух Лика, сидя в беседке, разглядывая благоухающий розовый куст в саду Ани и Игоря. Лика покачивала ногой и задумчиво потягивала зеленое вино из запотевшего бокала. Летом она предпочитала охлажденное и освежающее игристое ”винью верде” с плантаций севера страны.


  • Да, он очень многозначительно тебя рассматривал. Особенно твое декольте! - недовольно подтвердил Валдас, снова почувствовав нехарактерный укол ревности. Его почему-то раздражала расслабленная поза Лики.


Дама отвлеклась от своих мыслей, и уставилась прямо на литовца:


  • А тебе-то что? Ты вообще о чем думаешь? - вызывающе спросила она.


  • Этот твой полковник… - Инженер вложил в эти слова все свое накопившееся недовольство.


  • Мой? - Лика перебила его удивленным возгласом - Когда это Карлуш стал моим?


  • А тогда, когда ты с ним кокетничала! А он на тебя пялился во все глаза! - на этом прибалт осекся, чувствую некоторую неловкость ситуации.


  • Вот тебе на! - она ответила, выдержав паузу. - Ты что, ревнуешь? И по какому праву, позвольте поинтересоваться? По-твоему, мимолетный поцелуй в средневековой цистерне налагает на меня какие-то обязательства? - как истинная женщина, она с трудом скрывала довольную улыбку.


  • А ни с какой. Как спасать тебя от тамплиеров да от ящериц, так это Валдас. А как флиртовать - так с полковником.



Лике была приятна реакция Валдаса, но мысли ее были заняты другим. Офицер Круш производил впечатление человека, который не бросает слов на ветер. Несомненно, он намекал на армиллярную сферу, которая присутвует и на гербе и на флаге страны.  ”До сих пор...” - это значит… значит… - повторяла Лика, доставая планшет из сумки. Она ввела в строку поиска по изображениям ”Brasão de armas de Portugal” и замерла, увидев большой герб Королевства Португалии до 1911 года.


Геральдический щит по бокам удерживали два зеленых дракона, высунувших красные языки из зубастых пастей. На современных же государственных символах драконы были стыдливо заменены на две золотые веточки, окружающие старинный астрономический инструмент.


  • О-бал-деть! - растягивая слоги, только и произнесла пораженная догадкой Лика, ярко вспомнив осьминога, обвивавшего сферу не далее, как прошлой ночью. Она осознала, что полковник указал ей конец ниточки запутанного клубка, и почувствовала волнение от легкого прикосновения к тайне.

Она внимательно сравнивала два изображения. Незаметно для себя она вошла в то состояние, которое овладевало ею, когда она делала любительские расклады на таро, и которое тарологи называют "войти в аркан".
У Лики это обычно выражалось в том, что она, разглядывая карту или их сочетание, пыталась проникнуть сознанием и интуицией, как антенной, в самую суть, в архетипы изображенного на них, и экстрапалировать их глубинную символику на текущую ситуацию, на которую проводился расклад. В этом процессе для нее было важно проговаривать все, что ей удается ухватить, вытаскивая таким манером из дымчатых очертаний подсознательно воспринимаемого на уровень осознанности образы, как бы пришпиливая их словами в реальность.

Иногда, если ей никто не мешал сосредоточиться, и если вопрос ее действительно волновал и ей были важны самые незначительные мелочи, этот поток ее подхватывал, и как будто использовал ее, как инструмент - она начинала говорить вещи, о которых, не находясь в этом состоянии, ей даже не пришло бы в голову подумать. В такие моменты ей самой было удивительно то, что слетает с ее губ. Но самым изумительным для нее были случаи, когда она "смотрела" ситуации по просьбе малознакомых людей, толком даже не зная, о чем она говорит. А собеседник в ответ понимающе кивал, и объяснял ей, что это значит в контексте рассматриваемого ими сюжета.

(колода: афро-бразильское таро)

В самом начале своего увлечения таро Лика частенько сомневалась в объективности приходящей ей на ум информации в процессе гадания. Но вскоре эта неуверенность прошла - она поняла, что если она скажет что-то, к делу не относящееся, то внутри появится чувство некоей зыбкости, отсутствия равновесия, и ее внутренняя интуиция отрицательно покачает головой. К счастью, теперь такого почти не случалось.

"Вот ведь как странно... " - думала она про себя, - "два герба, и такие разные... Первый увенчан короной, над вторым как-то... голо... Очень странно, - после 1911 года армиллярной сферой вряд ли кто-то пользовался, в то время как она изображена именно на современном гербе, а не на гербе эпохи, когда ею действительно пользовались... Интересно, почему? И эти дракончики... Почему их заменили на какие-то ветки? Стоп... а эти две связанные ленты на новом гербе, красная и зеленая, к чему они? Смешаная кровь рептилий со старого герба, и краснокровых людей?.."

  • Что смотрим? - голос Валдаса неожиданно вырвал ее из "аркана", вернув к реальности. Он поставил перед ней тарелку с нарезанным сыром и розетку с тыквенным вареньем. За размышлениями Лика не заметила, как он успел сходить на кухню.


  • Да вот, взгляни. - она протянула ему изображение королевского герба 18 века. - Что тебе это напоминает?


  • Лика, ты меня извини, конечно, но с некоторых пор у меня аллергия на португальскую геральдику. Ужасно неприветливая нация… Моему возмущению нет предела. Ни за что, ни про что преследовать ученого, вытуривать из страны, как собачонку! Одно слово - инквизиторы!



Женщина отложила планшет, и взглянула на Валдаса. Он выглядел скорее печальным, чем возмущенным. Мохнатые русые брови нависли над серьезными серыми глазами, в которых отражались тщательно сдерживаемые эмоции. При всей своей проницательности она затруднялась сказать, что именно происходило в душе визави, - настолько отчаянно он крепился, стараясь не выдавать истинных чувств.



  • Ооо, Валдас, прости ради Бога, я такая легкомысленная… Не о том сейчас надо думать. Что же ты теперь будешь делать? Уедешь?


  • В этот раз мне придется отступить. У меня две дочери. Я не могу рисковать. Придется уехать.



Лика молчала. С одной стороны, она была с ним согласна. С другой стороны, за это короткое, но насыщенное время их знакомства она уже успела привязаться к литовцу, и осознала это с некоторым удивлением. Будучи дамой в меру циничной, иллюзий она не строила, но вместе с тем испытывала какую-то подозрительную и весьма некстати поколебавшую ее уютный самодостаточный мирок симпатию к немного наивному добряку-ученому.


Валдас поднял на нее глаза:



  • Помнишь, ты сама мне говорила, что из любой безвыходной ситуации есть как минимум три выхода? Так вот, я буду искать этот третий выход.


  • А какие первые два?


  • Первые два - это не выходы. Остаться - не выход. Уехать - тоже не выход. Надо искать третий.


  • Почему уехать - не выход?


  • Потому. Кто тебя будет спасать от ящериц и тамплиеров?


  • Я правильно понимаю, что ты хочешь опять приехать из-за… меня?



Его глаза потеплели. Через секунду он, словно спохватившись, нерешительно спросил:



  • А тебе разве не хочется разгадать загадку храмов и вулканов, и понять, почему мне так настойчиво предлагают убраться отсюда в 48 часов?


  • Совершенно не хочется. - надув губы, соврала Лика. - Не стоит утруждаться и рисковать только лишь для того, чтобы доказать местной переводчице правоту своей теории. У нас тут и без этого есть чем заняться. Так что поезжай спокойно в свою Литву и занимайся своими делами. - женщина горделиво выпрямила спину, намазала кусочек сыра тыквенным вареньем, и отправила в рот.


  • О, женщины!! - воскликнул он. - И ты меня выгоняешь! Я не хочу уезжать. Но…



Он немного растерялся, не понимая, отчего обиженно надулись губки его собеседницы. Очевидно, Валдаса внезапно озарила какая-то отличная мысль, потому что лицо его вдруг просветлело:



  • Лика, скажи, есть здесь в округе какое-нибудь особенное место, где тебе всегда хотелось побывать? Я хочу сделать тебе что-нибудь приятное. Устроить романтический ужин, например.


  • Романтический?! С какой стати?


  • Ну… Разве ты не любишь романтику?


  • Люблю. Но романтика возможна только с человеком, которого любишь.


  • А ты… меня любишь? То есть, я тебе нравлюсь? Эээ… то есть, со мной возможна романтика? - он наткнулся на ее надменный взгляд и окончательно смешался. - Глупости какие-то говорю. В общем, Лика, приглашаю тебя в самый шикарный ресторан в округе. Романтика, не романтика, - плевать. Куда едем?


  • Шарм-отель “Бусcаку”. Резиденция королей, пять звезд. - не моргнув глазом, и не скромничая, выпалила Лика. - Не то, чтобы в округе, зато на полпути к аэропорту города Порту, откуда у тебя завтра рейс на Вильнюс. Я всегда мечтала побывать в отеле Бусаку. Там поужинаем и заночуем. - Лика повеселела. - Пока я собираюсь, закажи себе билет, пожалуйста.



Только Валдас успел оформить электронный авиабилет, как его взору явилась радостная Лика, и бодро сообщила:



  • Чур, я за рулем!



На этот раз она была облачена в малиновую блузку с овальным декольте, которая переходила в юбку в пол. У талии и на бедрах юбка была того же цвета, что и блузка, от середины бедер ее цвет плавно менялся на сиреневый, затем превращался в фиолетовый, и у пола ткань уже была оттенка синий электрик. Подол прикрывал высоченные, но удобные пробковые платформы, от чего дама казалась намного выше. Прическа по бокам была перехвачена заколочками, чтобы открыть поблескивающие крупные фиолетовые серьги в цвет средней части юбки. Ее миндалевидные глаза аккуратно были подведены стрелками в стиле Одри Хепберн. Валдас в который раз удивился тому, как эта женщина умудряется преображаться, имея в своем распоряжении лишь небольшую походную сумку.



  • Эээ… не возражаю. - наконец отреагировал с видимым удовольствием разглядывывавший ее мужчина.



********



  • Так что же это за место такое, куда мы едем? - поинтересовался опальный ученый, по воодушевлению своей спутницы ожидающий прибыть в место весьма и весьма особенное.


  • О, тебе очень понравится!


  • Даже если бы ты привезла меня в шалашик в горах, уверен, мне бы тоже понравилось, - была бы твоя компания! - улыбнулся Валдас.


  • Размечтался! Какой еще  шалашик! Настоящий замок, тонущий в экзотическом парке с диковинными растениями, привезенными из разных стран еще в эпоху Великих географических открытий. Расположен на высокой горе, где рождается источник чистейшей минеральной воды Лузу. Самое романтическое место на земле, по мнению многих экспертов туризма. Ты же хотел романтики? Неомануэлин и готика.


  • Наверное, старинный замок-то?


  • Нет. В конце 19 века построили. Замок-дворец. Лучшие художники того времени кропотливо работали над его убранством в течение 25 лет.


  • Слушай, ты же говорила, что никогда там не была, - откуда ты все эти детали знаешь?


  • Я не говорила, что я там не была. Возила туда экскурсии, но внутрь замка любопытствующих не пускают, только лишь постояльцев. Поэтому интерьеры видела только на фото, а теперь воспользуюсь шансом и увижу вживую.



Как вскоре Валдас убедился воочию, место, куда они приехали, было совершенно неповторимым. Дворец располагался на территории национального заповедника, который когда-то был великолепным парком, разбитым вокруг монастыря ордена босоногих кармелитов. Монахи тщательно охраняли свой парк и монастырь, в том числе от духовных искушений - на близлежащую территорию на протяжении многих десятилетий не ступала нога женщины, ибо за это следовало весьма суровое наказание. Кармелиты покинули территорию Буссаку лишь в середине 19 века, когда были упразднены монастыри, а монашеские ордена - распущены на все четыре стороны. Само же уединенное местечко в горах, изобилующее уникальной растительностью, приглядел для себя король, задумавший устроить там охотничий замок, а затем и летнюю резиденцию для королевы. Непосредственно по соседству с покинутым монастырем по королевскому указу был построен великолепный дворец, но царские особы почему-то не баловали его своим присутствием втечение долгого времени. Наконец, в августе 1904 года король дон Карлуш вспомнил о дворце и решил посетить его после двадцатилетнего забвения. Король был настолько очарован этим волшебным местом, что, пробыв в нем три дня, решил съездить за своей королевой и привезти ее сюда на отдых. Спустя две недели он вернулся в Буссаку с королевой Доной Амелией Орлеанской и Браганской, где они счастливо провели довольно продолжительное время, устраивая балы, приемы и концерты, на которых иногда сам король услаждал слух особенных гостей своим роскошным баритоном.


Однако же романтическое очарование блистательного паласа пробуждало в сердцах португальских монархов не только жажду семейной идиллии. Дворец послужил сценой, где разворачивался бурный и страстный роман-мезальянс юного короля Дона Мануэла II с французской артисткой чешского происхождения Габи Дезли, покорившей царствующего юношу своей необычайной красотой и талантом. Он увидел ее впервые и страстно влюбился в театре Капуцинов в Париже в 1909 году, находясь еще в юношеском возрасте.

17980058_52lES.jpeg Дон Мануэл II 200px-Gaby_Deslys_01.jpg Габи Дезли



В июле 1910 года двадцатилетний король бросил все государственные дела на самотек, и, обуреваемый страстью, привез свою возлюбленную, которая была старше его на 8 лет, под чарующие своды дворца Буссаку. Тут они тайно скрывались в течение шести недель, практически вплоть до самого свержения монархии в Португалии. Здесь же потерявший голову юный король преподнес ей жемчужное ожерелье стоимостью 70 000 долларов.


В сентябре того же 1910 года в дворце отмечалось столетие со дня битвы с Наполеоном при Буссаку, где португальские войска под командованием британца дюка Веллингтона одержали победу. Спустя всего неделю после этой церемонии дон Мануэл, тридцать четвертый по счету и последний монарх Португалии, был свергнут в результате вооруженного переворота и выслан через Гибралтарский пролив в Англию.


По некоторым сведениям, после революционной неразберихи дворец перешел во владения повара, служившего при королях в ресторане Буссаку. Повар, будучи человеком практичным, тотчас же начал перестраивать здание под отель, коим оно до сего дня, собственно, и является.


По мере Ликиного повествования перед глазами Валдаса разворачивались красочные картины романтического прошлого этого замечательного замка. Но то, что он увидел перед собой, превзошло все его ожидания.



продолжение дальше.

Tags: проба пера
Subscribe

promo assucareira march 10, 2018 12:55 42
Buy for 10 tokens
Друзья, спасибо большое всем за отклики. Подход будет нетрадиционный, как, впрочем, и много чего в моем журнале :). https://metod12.com/ Первым постом - очерчиваем поле работы, ставим задачи, понимаем способ их решения, тайминг, и какими средствами будет достигнуто решение задач. 1. Поле…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments